Велосипед - AGbike

»  

ВыборТехникаFAQОбзорыСсылкиПоездкиФотоРазноеФорумИнтернет-магазин ПоискКонтакты
Главная » Велосипедные поездки »

Вокруг Селигера

8-13 июля 2001.

Луга - Медведь - Шимск - Старая Русса - Демянск - Полново - Залучье - Волговерховье - Осташков - Святое - Новый Скребель - Ивантеево - Валдай - Окуловка.

Пройдено 671 км, из них около 240 км - грунтовые дороги, из которых около 10 км пришлось на совершенно заросшие лесные дороги.

Участники:
Михаил Королев (Trek 4300),
Андрей Григорьев (Scott Rockwood).

Это был уже третий наш поход по Новгородской области. Еще год назад мы хотели попасть на озеро Селигер, но, к сожалению, тогда этому настойчиво препятствовала погода, из пяти дней похода, четыре шел дождь, поэтому мы не поехали не только на Селигер, но еще и в Иверский монастырь на Валдае, и во многие другие места, достойные посещения. Да и, не буду скрывать, несколько укоротили маршрут. На этот раз мы направились прямо в сторону этого озера, благо, в отличие от предыдущих походов, оба были на горных велосипедах, правда, особого экстрима и не намечалось. Но для Михаила это был первый поход, где присутствовало и почти полное бездорожье, и большое количество грунтовок. Раньше он ездил на шоссейном велосипеде на клинчерах и, поэтому, по возможности выбирал асфальтовые трассы или хорошие грейдеры.

День 1-й. 123 км.

До Луги добирались электричкой: впереди было еще более чем достаточно асфальта и ехать своим ходом не было никакого смысла, а ехать на поезде дальнего следования, чтобы сократить количество шоссе, не было ни малейшего желания, учитывая нескончаемые проблемы с покупкой билетов в этом году. Из Петербурга мы выехали рано с утра и уже около одиннадцати вышли на маршрут.

Курган неподалеку от Луги Сразу выехали из города по дороге, ведущей по южному берегу Луги, в сторону Медведя. Машин на этом шоссе немного. Вскоре горки стали уменьшаться, и пошли лишь пологие холмы и поля, разделенные небольшими перелесками. Несколько раз видели аистов в полях и в их гнездах на верхушках водонапорных башен. Одно гнездо даже находилось на огромном суку ивы прямо над дорогой. Проскочили Петровские Бабы, которыми так интересовался кто-то из велопитерцев. Самая обычная деревенька, кроме названия ничем не примечательная. Небольшой встречный ветер не мешал ехать, в отличие от трех последующих дней, когда мордодуй уже начал угнетать на открытых участках пути. Проскочили поселки с чрезвычайно запоминающимися названиями Село-I и Село-II. Где-то после них, на одном из полей справа от дороги, находится замечательный ровненький курган, примерно такой же, как курганы около Старой Ладоги, только побольше. За Торошковичами асфальт плавно сменился грейдером хорошего качества, а затем несколько раз снова появлялся и исчезал.

Отдых на Мшаге в Медведе Дальнейшая дорога до самого Медведя ничем не примечательна, кроме, может быть, названий деревень. После моста на Мшаге вновь появился асфальт, а неподалеку от второго пересечения с этой рекой в Медведе мы выехали на более крупное шоссе и остановились под мостом, чтобы выкупаться, что, впрочем, нам удалось только наполовину. Глубина реки не достигала и метра, и можно было лишь сидеть на корточках или лежать в воде, да и заход по достаточно острым камням не воодушевил. Но вода была настолько теплой, что сидеть можно было сколь угодно долго. Перекусили, отдохнули. Следующие двенадцать километров по прямому как стрела шоссе произвели несколько тягостное впечатление: кругом одни полузаболоченные поля, да редкие сырые перелески. Одним словом Приильменская низменность.

В Шимске закупили продуктов, и, чуть было, не прихватив с собой местную жительницу на велосипеде, поехали купаться в Шелони, вода в которой оказалась не менее теплой. Узкий мост через нее на шоссе на Старую Руссу расширяют уже третье лето, если не больше, а транспорт все также ездит по очереди, то в одну сторону, то в другую. Только в этом году его оказалось заметно больше: был воскресный день.

Берег ИльменяЦерковь Преображения в Коростыни Новое шоссе спрямлено и идет в объезд Коростыни, а в тоже время, это очень приятного вида поселок. На подъезде к нему мы еще раз выкупались, на этот раз в Ильмене. Огромные прибрежные луга, пляж, заваленный галькой и булыжником, и очень медленно углубляющееся озеро. Идти надо долго, как на Финском заливе, но сильно скользко и камни больно мнут ноги. Ближе к селу, на пляже, было достаточно много автомобилистов, не глядя на не самый хороший подъезд к воде. Въехав в село, добрались до церкви Преображения. Чуть дальше, где дорога проходит по самому берегу, расположилось мемориальное немецкое кладбище, следующее подобное попалось нам между Залучьем и Демянском.

Покатили дальше по шоссе, количество машин явно уменьшилось. Где-то на полпути к Старой Руссе остановились на ночевку на одном из полей за небольшим перелеском: здесь они все еще огромные, и найти укромный уголок, да еще и сухой, не так-то просто.

День 2-й. 133 км.

Башня в Старой Руссе Не глядя на приличный кусок дороги, который мы отхватили вчера, встали около 6 часов, что привело меня не в самое добродушное настроение. Собрались и позавтракали часа за два с небольшим и около десяти уже ломились на весьма крутой мост через железную дорогу в Старой Руссе. Проехав по магазинам и купив кусок полиэтилена на палатку взамен коротковатого тента, пропетляли немного по городу и поехали к выезду. По пути проскочили мимо санатория, где, судя по голосам, оказалось немало иностранцев. Но в целом, Старая Русса произвела впечатление не очень маленького городка с более-менее приятным центром, но не более того. По окраинам же самые обычные кварталы новостроек по 5-7 этажей и деревянных домов.

Ветла в Пустошке Взяли курс на Залучье. По выезду из Руссы, дорога идет через полузаболоченные леса. При желании место для ночлега найти можно, но не очень легко. Когда мы ехали здесь в прошлом году под ливнем, места эти казались нам одним сплошным болотом, даже не допускающем мысли о ночевке. Километров через 20, на подъезде к Ловати стало суше, и появились, хоть и небольшие, но все же холмики. Не найдя хорошего подъезда к воде покатили дальше. К середине дня стал усиливаться южный ветер, пришлось постоянно ехать "на колесе" сменяя друг друга. Перед Залучьем, рядом с местным лесхозом мелькнула маленькая деревянная часовенка современной постройки довольно несуразного вида. Перекусить в местной столовой не удалось, она работает только утром и вечером, в соответствии с активностью местных любителей чего покрепче, поэтому, купив йогурта в магазине, поспешили дальше. На выезде из села, в Пустошке, асфальт кончился, и мы остановились у ручья умыться. Рядом с ним растет огромная ветла, толщина ствола которой у основания составляет не меньше полутора метров. Таких деревьев я еще не видел.

Мемориальное немецкое кладбище в Корпово Повернув в Лозницах направо (слева идет дорога от восточного берега Ильменя через Полу), тут же вляпались в россыпи щебня, которые, к счастью кончились через полкилометра. Перед Корпово нам попалось второе немецкое мемориальное кладбище. Проехав деревеньку с забавным названием Хахили, в Цемене наткнулись еще и на "дикие" кладбища: в "Демянском котле" погибло большое количество немцев.

Мемориальное немецкое кладбище в Цемене Вскоре, дорога наконец-то стала петлять по песчаным холмам среди соснового леса, ехать стало много интереснее. Последние 20 км до Демянска, оказались заасфальтированы. Но скорость выросла не очень существенно: в Новгородской области все вновь заасфальтированные дороги упорно заливают гудроном и засыпают мелким щебнем. В результате велосипед катится плохо, донимает постоянная тряска, от всех встречных машин приходится прикрываться козырьком бейсболки: есть шанс получить камнем в морду, по крайней мере, количество разбитых стекол по обочинам говорит само за себя. А знаков "выброс гравия" нет, как нет.

Грейдер На подъезде к Демянску разогнались до средней скорости в 25-28 км/ч, но при этом за десяток километров очень незначительно обогнали местную парочку на дорожных велосипедах и с солидными рюкзаками за спиной. Примечательно, что на всех картах и дорожных указателях городок называется Демянском, в то время как все местные, да и не только, например, и в Старой Руссе, и на Селигере, называют его ДемЬянском. Плотно пообедав в открытом кафе всего за тридцатник, стали искать выезд из города на Полново. Вдруг один из прохожих сказал: "на Селигер - вон по той улице", оказывается, когда мы еще с утра стояли в Старой Руссе, это он, проходя, поинтересовался, куда мы едем.

Пересекли реку Явонь и, набрав в колодце воды и проехав еще с десяток километров, остановились в чудесном сосновом бору на окраине поля. Заходящее солнце светило неярко, легкий ветерок окончательно сносил немногочисленных комаров, пели птицы, шум с не очень близкого шоссе почти не был слышен, деревень рядом не было… И полянка усыпанная спелой земляникой…

День 3-й. 78 км.

Третий день начался с очень крутого подъема от речки к очередному поселку, даже на асфальте потребовались самые легкие передачи. Где-то здесь я почувствовал легкую боль в колене, которая оставалась до конца поездки. Затем холмы стали поположе, но не покидали нас до самого Селигера и дальше. Проехали мимо щита Валдайского заповедника и через пару часов мы уже были в Полново, на северной оконечности озера. К этому времени опять разгулялся сильный южный ветер, принесший совершенно пасмурную погоду, так что первое впечатление от озера - шторм. За селом асфальт уступил место грейдеру, идущему по весьма крутым холмам и ехать снова стало интересно, скорость на спусках переваливала далеко за сорок.

Доехав по такой дороге до деревни Красота, спустились к пляжу в сосновом бору недалеко от базы отдыха, где, как я понимаю, и останавливалась группа Антона Крупенникова в своих Валдайских походах. Искупались, перекусили и даже подзамерзли на сильном ветру. Температура упала до 18-20 градусов, в отличие от 27-30 в первый день.

Дальнейший путь мы решили проделать не по берегу Селигера, точнее не по новой дороге на Залучье, на этот раз уже тверское, а не новгородское, а по лесам, по дороге Полново - Монаково - Воздухи - Ровень Мосты. От Кривой Клетки срезали через лес. По ходу дела пришлось подмотать переднее крепление багажника валявшейся на дороге алюминиевой проволокой, с одной стороны треснула сварка, и багажник стал пошатываться. Дорога до Осиновки оказалась рыхлой, и скорость движения резко снизилась, хотя дальше, до Воздухов, последнего населенного пункта в Новгородской области, шла очень неплохая, твердая и сухая грунтовка.

Штаб в Воздухах Сама деревенька оказалась на удивление богатой на дома красного кирпича, обычно в таких местах есть лишь избы, деревянные или, в лучшем случае, оштукатуренные дома. На одном из домов висела мемориальная доска. На выезде из деревни дорога нырнула во влажный ольшаник и траву, под колесами стало мокровато. Тут мы поняли, что не зря на наших велосипедах стояли внедорожные шины, постоянные переезды из одной колеи в другую, а так же поперечные и продольные неровности преодолевались достаточно легко. Через пару километров мы пересекли ручей, отделяющий Новгородскую область от Тверской, и выехали в деревеньку Межник, где обнаружили вместо домов лишь пару пепелищ, да фундаментов.

Лесная дорога Воздухи - Ровень Мосты Дальнейшее движение сильно замедлялось высокой травой, скорость редко доходила до 10 км/ч, а после перетаскивания велосипедов через очередное болотце, дорога настолько испортилась, что почти везде пришлось идти пешком. После нескольких километров продирания сквозь ветки деревьев и заросли травы на дороге, мы, наконец, достигли следов какой-то машины: здесь снова стало возможно движение на велосипеде, а не рядом с ним. Еще немного, и мы выехали на окраины полей неподалеку от Ровень Мостов.

Селигер. Березовский Плес. Проехали мимо крайнего дома, у ворот которого копалась женщина. Вдруг откуда-то выскочил мужик и заорал ей, чтобы тащила скорее ружье! Михаил на это заметил мужику, что лучше бы он в гости на чай пригласил, чем так орать. Опешив, мужик тут же пригласил, мы, правда, не останавливаясь, проехали мимо. Выехав на большую дорогу, та, что идет из Полново, остановились у ручья умыться и счистить грязь с ободьев и тормозов и, передохнув, продолжили движение. Вскоре хороший грейдер привел нас в Залучье. Повернули в Березовский Рядок, спустились с крутой каменистой горки, которая так "приглянулась" Антону Крупенникову, и двинулись на Картунский Бор. Ехать до самой Картуни, чтобы потом развернувшись выехать на берег Березовского Плеса, поленились, а встали на одном из озер в бору, подальше от дороги, туда, куда автомобилисты не смогли добраться, хотя несколько машин стояли в 100-200 метрах от нас.

Поставив палатку и приготовив ужин, отправились купаться и есть чернику. Хотя за день было пройдено немного, все же тяжелая дорога дала себя знать и мы легли спать достаточно рано. Однако, в начале ночи, достаточно тихое место вдруг ожило: скрип давно не мазаных уключин на лодках, громкий смех и песни неслись над водой. Оказывается, мы встали не на внутреннем лесном озерке, как нам казалось, а на длинном узком заливе, идущем от Березовского Плеса Селигера.

День 4-й. 133 км.

Встали опять достаточно рано и, позавтракав, отправились в путь. Проезжая по одному из выездов от залива к дороге, уткнулись в десяток палаток, стоящих почти вплотную друг к другу поперек дороги. Когда они успели там появиться не совсем ясно, но поздно вечером их там еще не было.

Указатель на Волговерховье Немного разогнавшись, снова обнаруживаю заболевшее колено, это не очень воодушевляет, но к счастью, боль не усиливается. От Залучья до Свапуще идет неплохой асфальт, дорога же от Свапуще до Волговерховья в основном оказалась порядочной зубодробилкой, из под колес постоянно вылетали камни порядочного размера. Лишь ближе к истоку стали появляться проплешины идеально укатанного грунта.

Исток Волги Неподалеку от Волговерховья сфотографировал оригинальный указатель в виде деревянных рыб. Волга оказалась малюсеньким ручейком шириной около полуметра. Над истоком стоит небольшая часовенка с купальней внутри, другая на взгорке. А над всем этим на холме возвышается собор, куда я слазил на колокольню. Чуть не каждый третий, из гуляющих там туристов, спрашивал нас, откуда мы, да куда едем.

Волга Обратно выбирались тем же путем, других дорог поблизости не обнаружилось, а проезжать через Верхневолжские озера мы не собирались. Не успели проехать по асфальту и десятка километров, как нас стала нагонять чернющая туча. Основной дождь переждали под крышей лодочного сарая на берегу Селигера. Перекусив и немного подсохнув, снова выехали на шоссе - впереди до Осташкова еще несколько десятков километров.

Собор в Волговерховье Проехав пару километров, катимся с пологой горки: я впереди, Михаил за мной. В какой-то момент перестаю крутить педали и качусь накатом. Вдруг сзади раздается писк тормозов, я оборачиваюсь и вижу, как байк, летя над Михаилом, накрывает его. Оказывается, Михаил засмотрелся на что-то поскрипывающее сзади, а когда поднял глаза, то увидел меня ближе, чем ожидал. Ему показалось, что я торможу, и он со всей силы даванул на передний тормоз. Результат в таких ситуациях почти всегда одинаков - свободный полет велосипедиста и байка вдогонку за ним. На этот раз обошлось: велосипед ударил Михаила рюкзаком, а не седлом, хотя потом еще полдня у него гудела голова, а приземление на асфальт оказалось мягким - лишь несильно ободранная ладонь, и это при отсутствии перчаток. Быстро залили ссадину йодом, поправили загнувшуюся вверх манетку с тормозным рычагом и продолжили путь.

По дороге обогнали четверых местных велосипедистов на дорожных велосипедах. Мы еще несколько раз встречали их на перекурах на протяжении нескольких десятков километров, до самого Осташкова. В том числе, они притормозили около высоченной пирамиды, построенной кем-то около развилки шоссе на Осташков и Верхневолжские озера.

Собор в Осташкове Уже на подъезде к городу нас нагнал сильный дождь, за пару минут поисков укрытия, успели промокнуть. Но он вскоре закончился, и мы прокатились по городу. Купив продуктов, двинулись на остров Кличен, на котором по преданию когда-то стояла крепость, давшая начало самому городу. На самом деле это и не остров, а полуостров, где оказалось большое количество отличных песчаных пляжей. Воды Селигера здесь очень прозрачны, в отличие от северной части, хотя, возможно, там это было вызвано штормом. Когда двинулись обратно в город, вдали снова загремел гром. Заскочили на местный телефонный узел и под дождем выехали из города, уже было достаточно поздно и пережидать не хотелось.

Переехали Селижаровский плес Селигера и железнодорожные пути. Где-то здесь был асфальтовый поворот на Святое и Красуху, но мы его не заметили, хотя позднее поняли, что не быть его просто не могло. Через пару километров свернули налево на хорошую грунтовую дорогу в сторону Залесья. Дождь совсем прекратился, стояла тишина, ехать - одно удовольствие. После Локотца свернули на маленькую лесную дорогу и остановились на ночевку в глухом ельнике, в котором, на удивление, не было комаров. Но не тут-то было. Поскольку уже вовсю темнело, разожгли костер на первой удобной прогалине, но оказалось, что встали мы рядом с муравейником, находиться около костра оказалось просто невозможным.

День 5-й. 113 км.

Село Святое На следующий день, проехав несколько километров, мы выскочили на асфальт от Осташкова, который не нашли с вечера. Причем на картах, правда, не самых свежих, такой дороги не было вовсе. Быстро проехали вдоль железнодорожной станции Черный Дор и заглянули в село Святое: очень хотелось удостовериться в его святости лично. Вполне обычное село, кроме полуразрушенной церкви весьма внушительных размеров и памятника погибшим воинам рядом с ней, ничего сколько-нибудь примечательного обнаружить не удалось. Выехали обратно на шоссе и, доехав до озера в Березово, выехали на берег. Правда, вода была настолько зеленой, что купаться мне не захотелось.

Дорога шла все дальше, асфальт сменился грейдером, вскоре мы оказались в деревне Красуха. Примечательным оказалось то, что в ней очень много ярко раскрашенных каменных домов конца 19 - начала 20 вв., видимо война обошла стороной эту местность. Причем в центре деревни, дома стоят очень плотно.

Красуха Основная дорога шла дальше в сторону берега Селигера, куда направлялось большинство машин, а мы свернули направо, на очередную дорогу между Тверской и Новгородской областью. Отличная полевая дорожка войдя в лес начала скакать по холмам, а затем нырнула в болото, но при этом оставалась достаточно сухой. За очередной, уже Новгородской деревенькой, дорога стала глинистой, даже в достаточно сухую погоду ехать было не так легко. В одной из больших луж стоял жигуленок, нырнув в нее передними колесами почти на всю их высоту. Рядом стояла еще одна легковая машина. Предложили попробовать вытолкать их. Попытка дергать машину на буксире (обе машины беспомощно вращали колесами) и толкать вдвоем ни к чему не привела, уж больно много было месива под ней. Провозившись с полчаса, пришлось покинуть этих горе-туристов и продолжить путь. Вскоре глина кончилась, но начались заболоченные участки лесной дороги. Солнце припекало все сильнее, стало очень парно. Наконец, добравшись до Гославля, мы не удержались от соблазна последний раз взглянуть на Селигер, искупаться и купить что-нибудь съедобное. Новый Скребель встретил нас закрытым магазином, который, к счастью, все же открыли специально для нас, неработающей пристанью, теплоходы по нему не ходят уже лет семь, безруким алкоголиком, ходящим туда-сюда на автопилоте, дедулей-шутником, возрастом под сто лет, и Петербургским пенсионером, взявшимся объяснять нам, как лучше всего добраться до Валдая на велосипедах. Если бы мы его послушали, то вместо 60-70 км по лесным дорогам и небольшому шоссе, нам пришлось бы проехать больше сотни, да еще и порядочный кусок по Московской трассе.

По мере приближения вечера снова, как и все последние дни, начал собираться дождь. А впереди нас ждали еще 40 км. Вернулись в Гославль. До Рабежи дорога была сносная, за исключением больших луж, которые приходилось брать штурмом. Но вскоре под сильным и затяжным дождем песок совсем раскис, и до Овинчищ ехали очень медленно, на ровных участках скорость держалась около 15 км/ч. Ближе к Ивантеево началась бетонка от старых ракетных баз, швы между плитами которой, были по 10-15 см шириной. Во время одного из наших перекуров, мимо проехал трактор, волоча за собой большую кучу исковерканного кабеля, даже здесь любители цветных металлов не дремлют. Асфальтовое шоссе на Валдай появилось незадолго перед поселком, за которым мы и встали на ночлег, хотя место было каким-то слегка помоечным и близко от каких-то домов.

День 6-й. 90 км.

До Окуловки оставалось около 90 км, погода стала портиться, поэтому мы еще с прошлого вечера надумали по возможности завершить маршрут в этот день. Правда, в прошлом году, когда мы тоже уезжали из Окуловки, оказалось, что последняя дневная электричка уходила около 12 ч, а дальше из-за ремонта путей все отменили до самого вечера, в то время как вечерняя уже не успевала к последней электричке в Петербург из Малой Вишеры. Поэтому полной уверенности не было, но попытаться стоило.

Валдай Встали рано и, выехав в половине девятого, до Валдая добрались быстро. В такой ситуации осматривать город было некогда. Стали спрашивать прямую дорогу на Окуловку у шоферов. Но как уже не однократно убеждались, спрашивать дорогу у автомобилистов обычно бесполезно - три или четыре опрошенных посылали нас через Крестцы, а это порядочный крюк, да и опять же по Московской трассе. Местную же прямую дорогу через Борисово и Пузырево никто не знал, хотя она на две третьих заасфальтирована, а оставшаяся треть - отличная грунтовка. Наконец спросив о каком-то поселке поближе, получили совет, как можно выбраться из самого Валдая. В сторону Рощино идут асфальтовые дороги, совершенно ничем не примечательные. А вот после того, как мы, наконец, свернули в сторону Борисово и озера с вкусным названием Ужин, началась одна из лучших дорог за весь поход. Первые десять километров шла отличная плотная грунтовка с бесконечными поворотами и очень крутыми спусками и подъемами. Я ехал, а в голове у меня постоянно крутилась песня "Himmelske danser" Мортена Харкета. Я очень люблю такие дороги, правда, для более-менее успешного передвижения по ним необходимо иметь велосипед с соответствующим набором передач.

Новотроицы В селе Ужин немного постояли у полуразрушенной церкви и, проехав еще немного, оказались на развилке в Новотроицах, где передохнули под дубом. Правая дорога вела в Шую. А этих Шуй разбросано по России великое множество. Я, по крайней мере, припоминаю не меньше пяти в северо-западном регионе, про другие места просто не в курсе. Еще чуть-чуть, и мы попали в какой-то полузаповедник: на протяжении приличного расстояния нам не попадалось ни машин, ни людей, ни селений. Проскочили совсем зарастающий поворот на Угловку, где-то со Сковородки начался асфальт, сначала приличный, а последние полтора десятка километров, так просто идеальный. По этому поводу на меня напало ломовое настроение, я немного прогнался.

К двум часам мы были уже в Окуловке, пройдя 90 км. Нам повезло, электричка отправлялась через полтора часа, да еще не до Малой Вишеры, как обычно, а до Колпино, что еще упрощало дело - оттуда в Петербург ходит уже достаточно много электричек, а, в крайнем случае, всегда можно доехать своим ходом, это добавило бы мне километров 25, а Михаилу и того меньше. Отметив окончание похода парой бутылочек пива, загрузились в поезд. Конечно, Октябрьская железная дорога не могла допустить такой несправедливости и, раз уж, не успела вовремя отменить нашу электричку, то задержала ее в пути часа на полтора, но все же до дома мы добрались благополучно.

Последнее обновление 1 ноября 2001.

Copyright © Андрей Григорьев, 2000-2017