Велосипед - AGbike

»  

ВыборТехникаFAQОбзорыСсылкиПоездкиФотоРазноеФорумИнтернет-магазин ПоискКонтакты
Главная » Велосипедные поездки »

Покатушка на болото Неодолимое

20 октября 2002.

В пятницу, 18.10, вечером я написала на форум "Велопитер" объявление о покатушке со следующим марштутом: Пери - Аньялово - пионерлагерь - 99 - Катумы -болото Неодолимое - лесные дороги - Денисово - Замостье - оз. Ветреное - пл. 67 км. Этот маршрут я придумала, рассматривая карту, а потом ради интереса поискала в Яндексе упоминания о ключевой точке - Катумы. И сразу же нашла отчет Р. Р. Запатрина (Романыча) за декабрь 99 года, в котором он описывает свою велопоездку как раз на болото Неодолимое. Тогда у него на дорогах был 5-сантиметровый снег. Я решила, что у нас будет даже меньше (впоследствии оказалось, что глубоко ошиблась). А главное - ничего особенно страшного в этом отчете не было. Сначала, мол, грунтовка. Потом некоторое время - тропинка. Потом опять грунтовка, по которой Романыч не смог ехать, т.к. у него нет низких передач (и вообще, всего одна). Правда, меня несколько удивило, что, выехав в шесть утра, он вернулся в город только к одиннадцати вечера, проехав только по болоту, но я предпочла об этом не задумываться.

До этого я никогда на форуме ничего не анонсировала, и не знала, сколько народу обычно отзывается на такие объявления. Но мне не написал никто! Правда, сказать, что я сильно расстроилась, не могу: зато ответственности меньше.

Утром 20 октября мы с Андреем Григорьевым (он же AndreyG, он же AGBike) поехали в Мурино. Был мороз -5 градусов, дороги скользкие. Решили сесть на всякий случай в заявленный ранее 4-й вагон - вдруг кто-нибудь поедет. И там оказался Андрей Соловьев (S'Andro)! Мы этому очень обрадовались, потому что нас стало трое, да и не видели мы его с июля. Потом, уже поздно вечером, я еще много раз порадовалась, что с нами поехал именно такой человек - опытный турист, к тому же водник и лыжник.

Когда мы вышли в Пери, была отличная погода - мороз и солнце. По ощущениям Андреев, было холоднее, чем в городе - все -8. И пейзаж был совершенно не октябрьский. Мы поехали по шоссе в Аньялово. Оттуда мы хотели поехать по пунктирной дорожке прямо на высоту 99 и в Катумы. В Аньялово встретили пьяного мужичка, который нам сказал, что иначе чем через Гарболово мы в Катумы не проедем, а на грунтовку не стоит и соваться. Мы ему не поверили и поехали по грунтовке, но через полкилометра нам это надоело, потому что ехать было невозможно из-за глубокого снега, и мы вернулись, решив, что снега будет достаточно и на главном объекте нашего маршрута - болоте Неодолимом. Вскоре главная дорога уткнулась в пионерлагерь "Зарница" и на этом кончилась.

В лагере была вообще неописуемая красота: речка, заснеженные деревья, на многих из которых еще попадались зеленые листочки. Вскоре после лагеря мы приехали на какой-то огромный заброшенный завод, а выехав из него, попали в поселок Заводской. Дальше путь наш шел по шоссе через Гарболово и Вуолы. Свернули мы не доезжая высоты 99 по указателю на спортивную базу. До базы (которая стояла на озере Сиркоярви) были автомобильные следы, а потом остались только человеческие - одни. Снегу было сантиметров десять или больше. Но он был мягкий, и постепенно мы наловчились по нему ехать. Правда, по целине катилось лучше, чем по чужим следам. Примерно в это время мы почувствовали, что потеплело до нуля градусов.

Через некоторое время мы свернули на грунтовку, которая идет на север от Матоксы. Справа были садоводства, а слева - табличка о запретной зоне и огромный железный забор, перед которым вырыт ров. Мы все ждали, поворота, чтобы начать искать нашу тропинку на болото Неодолимое, но искать пришлось не ее, потому что вдруг куда-то делась основная дорога, обозначенная на карте. Надо полагать, она ушла под железный забор - прямо через ров. За час до этого, когда мы ехали по снегу, и это было местами очень нелегко, мы рассуждали так: посмотрим на болото, и если оно нам не понравится, уедем по основной дороге на север и там покатаемся. А эта исчезнувшая дорога выбора нам не оставила, и мы поехали на болото.

На открытых местах снега было много, и ехать почти не удавалось - приходилось идти. А в лесу было вполне приемлемо, и мы развивали скорость местами чуть ли не 15 км/ч. Через несколько километров Андрей Соловьев порвал цепь, и поэтому случаю мы остановились на обед. Сварили на костре пельмени и выпили чаю, а Андрей С. тем временем починил цепь, воспользовавшись гвоздем, найденным в находившейся рядом землянке. Сидели мы там довольно долго. В тот день я еще раз убедилась, что костры в однодневных походах не нужны и только время отнимают. Потому что выехали мы оттуда только в четыре часа.

Сначала дорога была вполне сносной. Правда, на этом участке я впервые убедилась, что "тропить" можно и на велосипеде, и это даже мало чем отличается от лыжной тропежки. Первому ехать гораздо тяжелее физически. Но и остальным непросто - они не могут расслабиться, а вынуждены прилагать много усилий, чтобы удержаться на узкой колее.

Вскоре началась обещанная Романычем тропинка. Она была такой хорошей, что ехать по ней было еще удобнее, чем по дороге. Но потом начались завалы, которые приходилось обходить, и наконец, мы вышли на само болото. На карте два таких участка на дороге - белых в синюю полоску, и их нам оказалось более чем достаточно. Незадолго до этого пошел мокрый снег, который облеплял велосипед полностью и существенно увеличивал его вес. Болото было глубокое, и вскоре я промочила ноги, потому что мне не хватило высоты резиновых сапог. Андрей С. сделал это гораздо раньше, потому что вообще поехал в туфлях для контактных педалей. Где-то в середине похода он сказал, что срочно сошьет себе бахилы на эти туфли.

Для меня этот переход был мучительнее, чем для других, потому что у меня самый тяжелый велик. Несешь его на себе, да еще и проваливаешься по колено в болото - то еще удовольствие.

После болотного участка началась опять нормальная дорога, и мы несколько расслабились. Андрей Г. показал на оборудованную столом стоянку слева от дороги и сказал, что это означает хорошую дорогу и близость людей. Дорога была бы, может, и ничего, если бы не было столько снега. Дальше мы шли только рядом с великами. И в этом нас подстерегала другая беда: стоило на секунду остановиться, и колеса заклинивало - они замерзали. Чтобы заставить их опять крутиться, приходилось сщищать с них весь снег, да еще хорошенько колотить их обо что-нибудь. А все вокруг было такое мягкое - то снег, то болото, - что удавалось это с большим трудом.

На шоссе мы вышли в 21.00. Андрей С. поднялся первый и стал нам кричать, что есть машина. Оказалось, это был джип с тележкой сзади, который остановился, пораженный появлением Андрея С. на дороге. К сожалению, он ехал в сторону от всех станций, так что не дал нам шанс успеть на последнюю электричку. Правда, тогда мы еще не отчаивались и были полны решимости на нее успеть. Но уже километров через пять решимость эта исчезла, потому что дорога была заснеженная и ужасно скользкая, и ехали мы медленно. На спусках приходилось тормозить ногами, потому что при нажатии на тормоз сразу заносило, а сильно разгоняться не хотелось. Но это не всегда помогало, и иногда мы падали на бок.

К счастью, машины проезжали очень редко. Каждый раз приходилось такие моменты пережидать на обочине - уж больно страшно было. Километрах в восьми от Грузино мы постановили, что на электричку точно не успеваем, и расслабились - поехали спокойнее, а в самом Грузино, где машин было довольно много, вообще пошли пешком.

На станцию пришли около полуночи. Очень хотелось есть. И тут мы обнаружили кафе "24 часа", в котором даже виднелся тусклый свет. Нам открыли недовольные женщина и милиционер и сказали, что уже час как нет света, поэтому они нас не пустят и кормить не будут, но мы можем что-нибудь купить. Мы взяли бутербродов с колбасой и шоколадку и пошли на станцию. Дверь с надписью "Дежурный по станции" нам открыла приветливая девушка и сказала, что может пустить нас на станцию и закрыть до утра снаружи, если мы обещаем не шуметь и не мешать спать кассирше. Мы пообещали, очистили велики от снега и дали себя запереть вместе с ними на станции. Мы придвинули скамейку к батарее и дружно на нее уселись. Правда, голые ноги, даже положенные на батарею, ухитрялись мерзнуть всю ночь. Так мы сидели до утра, иногда засыпая. В 5 часов нас открыли, а в 5.17 была электричка, на которой мы уехали в город.

Татьяна Маслова

Последнее обновление 29 октября 2002.

Copyright © Андрей Григорьев, 2000-2017