Велосипед - AGbike

»  

ВыборТехникаFAQОбзорыСсылкиПоездкиФотоРазноеФорумИнтернет-магазин ПоискКонтакты
Главная » Велосипедные поездки »

Остров - Полоцк, Крулевщизна - Минск

Татьяна Маслова

Маршрут: Остров - Полоцк, Крулевщизна - Минск

29 апреля - 1 мая 2006.

Через Беларусь я ездила множество раз – на поездах и электричках, и всегда хотелось с ней познакомиться поближе. И вот, на майские праздники я решила это осуществить. Но до самого конца не было известно, не пошлют ли меня в командировку в эти сроки, и смогу ли я отдыхать 1 мая. Поэтому толком никого не звала и маршрут не продумывала. Вернее, дальше дуги Орша-Бобруйск – Минск моя фантазия не шла.

Утром дня предполагаемого отъезда, 28 апреля, я поехала в ж/д кассу на канале Грибоедова. Посмотрела по компьютеру – билетов в Оршу нет вообще. В Новосокольники (город на той же ветке недалеко от беларусской границы) тоже нет. Подошла к настенной карте и нашла еще одну ветку в сторону Беларуси – рижскую, через Пыталово. Шоссе на карте обозначены не были. Позвонила Андрею и узнала, что шоссе на юг идет через Остров, а расстояние от него до Минска около 400 км. Это меня устроило, и я купила билет до Острова, а обратно на 1 мая из Минска. Шестичасовая поездка в Остров обошлась дороже пятнадцатичасовой из Минска. Оба поезда фирменные, и в обоих есть нефирменные вагоны, но до Острова в них билетов уже не было.

На работе посмотрела маршрут на карте. До Минска было не 400, а скорее ближе к пятистам. Зато на моем пути оказался красивый старинный город Полоцк (240 км), в котором я решила ночевать.

Вечером того же дня села в рижский поезд. В нашем вагоне большинство ехали до Риги. Я и сама не прочь туда как-нибудь съездить, когда станет попроще с визами. В единственное мое посещение Риги я была там целый месяц, из которого 28 дней лежала в больнице, т.к. уже на второй день сломала ногу. Хочу еще.

Поезд пришел в Остров в 3.53. Я выгрузилась, собрала на вокзале велосипед и поехала в направлении, указанном таксистами, на киевское шоссе. То самое киевское шоссе, что идет из Питера. Я бы в жизни не стала планировать по нему поездку, если бы не трудности с билетами. Но в такую рань машин было мало и они мне нисколько не мешали.

Дождавшись рассвета, позавтракала в чистом поле недалеко от поворота на Пушкинские горы. Потом в течение дня ела еще раз пять.

После Опочки Киевское шоссе ушло налево, на Витебск, а мое стало платным – каждые несколько км об этом сообщали таблички. Машин стало совсем мало, деревеньки по дороге попадались тоже маленькие. Почти вся трава по обочинам дороги была выжжена, а деревья обуглены.

У поворота на Себеж подумала, что неплохо бы посетить Себежский национальный парк, но отложила это до другого раза.

Все думала – где же берут деньги за проезд по платной дороге, и вот наконец появился шлагбаум с будкой и со стоящими машинами. Мной никто не заинтересовался, и я поехала дальше, а по ближайшему указателю с надписью на белорусском языке поняла, что это было не что-нибудь, а граница. Взимали ли там заодно плату, осталось неясным.

Изменилось мало что, только выжженой травы стало меньше, а леса стали чуть более болотистыми. Я ехала и развлекалась чтением табличек. Иногда только прочитав слово вслух можно было понять, как оно писалось бы по-русски.

В Полоцк приехала примерно в 17.30 (по белорусскому времени – на час раньше). Компьютер подтвердил, что до него было 240 км. Зашла в гостиницу «Двина», и мне сразу порекомендовали поехать в более дешевую вокзальную гостиницу – наверно, испугавшись грязи от велика. Одноместный номер там мне обошелся в 7700 бел. рублей за ночь (около 100 рублей). Я переоделась и пошла гулять по городу. Поужинала в дешевой, но невкусной пельменной, посмотрела Богоявленский и Софийский соборы. Второй очень высокий и красивый, стоит на берегу Западной Двины, в нем проходят органные концерты. Уходить оттуда не хотелось. Вообще, наступило полное расслабление, и сама мысль о том, чтобы завтра куда-то ехать на велике, вызывала ужас. Подумала, что можно остаться в Полоцке еще на денек, походить по музеям, а в 18 с чем-то уехать на поезде в Минск. Так можно было бы даже обойтись без гостиницы в Минске, зато смотреть его можно было бы начать уже в 4 часа утра.

Сходила к Ефросиньевский монастырь, посмотрела его снаружи, а внутрь не пошла, т.к. не было юбки. Вид от монастыря на речку Полоту напомнил мне Тихвин.

Переписала на вокзале расписание электричек и пошла спать.

Утром поняла, что хочу ехать дальше, но не все 240 км, оставшиеся до Минска, а поменьше. Надо сказать, что в Беларуси железные дороги расположены не радиально с центром в столице, как в России, а совершенно непонятным образом. У нас из Москвы можно уехать куда угодно, и часто ехать через Москву быстрее, чем напрямик, даже если это дальше. В Беларуси же все не так. Из Минска, судя по карте, железные дороги идут чуть ли не всего в трех направлениях, и из многих городов туда доехать не просто. Например, из Полоцка, расстояние от которого до Минска по шоссе 240 км, поезд идет больше 7 часов.

Я решила подкинуться на электричке до Крулевщизны – эта ветка была наиболее близка к нужному направлению, – сэкономив на этом км 70 пути.

Дорога из Крулевщизны в Докшицы шла по унылым полям, а главное – дул встречно-боковой ветрище, который буквально сдувал с дороги. От Докшиц можно было поехать на шоссе М-3, а можно – по малым дорогам, и я выбрала второе, тем более что в этом направлении ветер мешал меньше.

По дороге больше всего понравилась Троицкая церковь в поселке Долгиново.

В какой-то момент асфальт кончился и начался трясучий грейдер, но, к счастью, ненадолго – километров на пять.

В Больших Нестановичах карта почему-то перестала соответствовать местности, и я неожиданно выехала на шоссе Борисов – Ошмяны, а на юг больше ничего не шло. Пришлось ехать в сторону Борисова на M-3, которое я старательно избегала. Я представляла себе его примерно как Московское шоссе – вонючее и с кучей фур. Но оказалось все не так плохо, и я с удовольствием докатила по нему около 60 км до Минска. Заехать в Хатынь, которая была в 5 километрах в стороне от шоссе, поленилась.

В Минске сразу поехала на вокзал, т.к. читала, что там недорогая гостиница. Мне там сразу не понравилось – и надменная администраторша, которой вечно не было, и цена (300 рублей за место в двушке, т.к. у иностранцев тройной тариф), и отдельная плата за пользование душем, и общее убожество. В блоке с одним туалетом было целых три комнаты. Но все это было не важно – уж больно место удобное. Если ехать в Минск на несколько дней, то лучше останавливаться не там.

Из Крулевщизны до вокзала в Минске оказалось 168 км, и больше на велике в этой поездке я не сидела. Всего за два дня получилось 408.

Погуляла часик по Минску, попила пивка (Криница N1 – гадость страшная по сравнению с полоцким «Илицким»), покаталась на метро и пошла спать.

На следующий день поезд у меня был около 18 по питерскому времени, и до этого я гуляла по Минску. Правда, меня ждал сюрприз – по случаю 1 мая все музеи и почти все магазины были закрыты, так что пришлось смотреть на все снаружи, но все равно, замечательно провела время. Опять же, наслаждалась чтением надписей на белорусском. Все было понятно, но, наверно, отчасти благодаря знанию украинского.

Продолжала удивлять всеобщая чистота – как и в Полоцке и по дороге. Чистые там и тротуары, и фасады, и остановки, и даже урны. На обочинах шоссе тоже ничего не валяется. Кстати, почти все шоссе, по которым я ездила, были в хорошем состоянии.

Цены в Беларуси примерно такие же, как у нас, дешевле разве что одежда местного производства и транспорт. Люди, с которыми я общалась на улицах и в учреждениях, почти все были очень доброжелательными, в т.ч. милиционеры. Машины пропускают пешеходов – прямо как где-нибудь в Германии. Правда, есть и не очень приятная особенность. Как в Амстердаме почему-то ощущаешь удивительную свободу, в Минске приобретаешь некоторую скованность и страх сделать что-нибудь неположенное.

Около шести погрузилась в поезд. В купе со мной ехали трое мужчин – два моряка и милиционер, которые наперебой хвалили родину и Батьку, превозносили порядок и хаяли свободу. И мне даже возражать не хотелось.

Copyright © Андрей Григорьев, 2000-2017